торговая площадка древесного угля

Объявление

По вопросам рекламы на форуме пишите запрос на почту izhwood@gmail.com

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Горные заводы

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

Авзянопетровские заводы

http://www.arkur.ru/plants/Avzyanopetrovskie.html
http://www.arkur.ru/data/galery/10196/img01b.jpg

Авзянопетровские заводы (1. Верхнеавзянопетровский чугуноплавильный и железоделательный, 2. Нижнеавзянопетровский железоделательный), в XVIII веке — наиболее крупные и технически наиболее хорошо оснащенные металургические заводы Южного Урала, позже, в XIX веке утратившие свое ведущее место. Действовали до конца XIX — начала XX веков. Основаны одним из самых знатных вельмож того времени, генерал-фельдмаршалом графом Петром Ивановичем Шуваловым (отсюда их название Петровские) в горной Башкирии, на небольшой реке Авзяне, правом притоке Белой. Месторождение железных руд и место для заводов подыскал рудознатец И.С. Гордиовский. Разрешение на постройку заводов дано Берг-коллегией 16 ноября 1753 года. Руководил строительством доверенный графа, делец и откупщик, коллежский асессор Козьма Матвеев. «Для размножения» заводов Шувалов получил от правительства в 1753 и 1754 годах ссуду в 24 000 рублей.

Верхнеавзянопетровский завод был заложен в ущелье, на тесной площадке размером около двух десятин. Строительство началось 2 мая 1754 года, завод пущен 11 марта 1755 года. Плотина имела длину 98 саженей (209,1 метров), ширину: внизу — 12 саженей (25,6 метров), вверху — 10 саженей (21,3 метра), но подпор воды составлял всего 5 аршин (3,5 метра). Были сооружены домна и кричная с 4 молотами. Позднее к ним добавлены еще 2 кричных молота, якорная фабрика и молот для дощатого железа. В качестве вспомогательного, в пяти верстах ниже по течению реки, близ впадения ее в Белую, был построен Нижнеавзянопетровский завод: воздвигнута плотина, две кричные фабрики с 4 молотами. В строй он вступил 26 августе 1756 года.

Оба завода работали совместно, как одно предприятие, составляя единый производственный комплекс. Руда доставлялась с собственных рудников: Краснорецкого — за 3 версты, Ашкарского — за 5-6 и Кухтурского — за 22 версты. Огнеупорный камень привозился за 55 верст с горы Литовской, белая огнеупорная глина — за 67 верст из-под Белорецка, известь добывалась в 4 верстах от завода. Рубка дров и выжег угля производились в лесной даче площадью 90 тысяч десятин, арендованной у башкир, в радиусе не свыше 10 верст от завода. Продукция свозилась на Вельскую пристань, весной грузилась в коломенки и по реке Белой сплавлялась в центральные районы страны. Рабочую силу составляли крепостные крестьяне Шувалова, переселенные им из Калужской и других центральных губерний. Для выполнения вспомогательных работ в 1754 году было приписано 1920 душ крестьян Казанской, Вятской и Оренбургской губерний, живших на расстоянии до 630 верст от заводов. Приписные крестьяне отказывались выполнять заводские работы, среди них в 1754-1755, 1758, 1760-1762, 1764 годах происходили крупные волнения, подавленные с помощью войск.

В 1758 году заводы перешли к К. Матвееву, который в 1760 году продал их Евдокиму Никитичу Демидову. Новым владельцем производительность заводов была значительно увеличена. На Верхнеавзянопетровском заводе возведена вторая доменная печь, на кричных фабриках установлены дополнительные молоты. К началу 70-х годов XVIII века Авзянопетровские заводы имели две домны, 12 кричных горнов и 12 молотов, якорную фабрику, два горна для производства стали и один для отделки («беления») листового железа, 15 водяных колес. По тому времени заводы были хорошо («изрядно») оборудованы в техническом отношении. В 1767 году они выплавили 151,6 тысяч пудов (по другим данным — 146,7 тысяч пудов) чугуна и изготовили 96 тысяч пудов полосового железа. По данным И.И. Лепехина (1770 год), Авзянопетровские заводы выплавляли до 300 тысяч пудов чугуна и изготовляли до 160 тысяч пудов железа. Технико-экономические показатели заводов были средними по уральским условиям: выход чугуна из руды составлял 44-50%, угар при переделе чугуна в железо — 27%, на 1 кубический аршин угля выплавлялось 2 пуда 10 фунтов чугуна.

Во время восстания под предводительством Е.И. Пугачева мастеровые Авзянопетровских заводов приняли в нем активное участие. 22 октября 1773 года отряд пугачевцев во главе с Хлопушей (А.Т. Соколовым) торжественно вступил в завод, радостно приветствуемый его жителями. 17 приказчиков и конторщиков были посажены под караул, а затем отправлены в Берду, в ставку Пугачева, где трое из них повешены. В заводской конторе были уничтожены все документы кабальные и долговые книги, заводская казна конфискована. Все мастеровые записались в казаки, часть из них осталась на заводе и стала лить ядра и бомбы для повстанческой армии, а около 500 человек вместе с Хлопушей ушли в Берду к Пугачеву, значительно подкрепив его войско на начальном этапе восстания.

После ухода пугачевцев, 26 мая 1774 года Авзянопетровские заводы были разрушены башкирами: на Верхнеавзянопетровском заводе «как фабрики, так господское и крестьянское строение сожжено злодеями все без остатку», Нижнеавзянопетровский завод «превращен в пепел, остались только одни горны и в кучах лежащий чугун». Восстановление началось только через несколько лет. В 1776 году возобновили работу молотовые Нижнеавзянопетровского завода, а в 1778 году — Верхнеавзянопетровского, домна пущена в 1784 году. Однако производительность заводов уже не смогла подняться до прежнего уровня. Выплавлено было чугуна в 1785 году — 95,6 тысяч пудов, в 1787 году — 119,8 тысяч пудов, в 1791 году — 112,3 тысяч пудов, в 1795 году — 80,4 тысяч пудов. Изготовлено железа в 1787 году — 101,7 тысяч пудов, в том числе на Верхнем заводе — 42,8 тысяч пудов, на Нижнем — 58,9 тысяч пудов.

В 1796 году лейб-гвардии прапорщик Василий Евдокимович Демидов продал заводы московскому именитому гражданину М.П. Губину. По данным 1797 года, на Верхнеавзянопетровском заводе имелись: доменная фабрика с 2 домнами, две молотовых с 12 кричными горнами и 7 молотами; лесопильная мельница. При заводах находилось 719 человек мастеровых и «работающих собственных». Вспомогательные работы выполняли приписные крестьяне в числе 2592 души мужского пола. Переход заводов в другие руки мало отразился на их производственной деятельности, хотя в 1801-1802 годах были сооружены два железоделательных стана, а в 1808 году установлен плющильный стан для шинного железа и устроено меховое заведение (токарня), клинчатые меха заменены цилиндрическими. Сказалось ухудшение конъюнктуры рынка железа, недостаток сырьевых и энергети¬ческих (водных) ресурсов. Выплавлено чугуна в 1800 году — 99,6 тысяч пудов, в 1803 году — 118,9 тысяч пудов, в 1805 году — 109,6 тысяч пудов, изготовлено железа в 1800 году — 78,1 тысяч пудов.

На рубеже XVIII-XIX веков (в 1809 году), по описанию берг-инспектора П.Е. Томилова, на Верхнеавзянопетровском заводе земляная плотина имела длину 101 сажень (215,5 метров), ширину 14 саженей (29,9 метров), высоту 4 сажени (8,5 метров), пруд разливался на одну версту. В деревянной доменной фабрике помещались две доменные печи высотой 13 аршин (9,2 метра) (одна — действующая, другая — запасная), в трех деревянных кричных фабриках находилось 10 горнов и 6 молотов. Имелись две печи для приготовления стали, железоделательный стан, 23 водяных колеса, выковывалось полосовое железо. У доменных печей и кричных горнов цилиндрические деревянные меха из-за недостатка воды действовали с помощью конной силы — конными воротами, что на Урале было большой редкостью. Водяные колеса, из-за слабого напора воды, имели своеобразную конструкцию: их высота была 4 аршина (2,8 метров), ширина 5 аршин (3,5 метров). Вследствие слабого дутья, домна пропускала в сутки лишь 24-25 колош, ее суточная производительность составляла 300-600 пудов. На Нижеавзянопетровском заводе земляная плотина имела длину 155 саженей (330,7 метров), ширину 13 саженей (27,7 метров), высоту 3,5 саженей (7,5 метров), разлив пруда простирался на одну версту, в четырех деревянных кричных фабриках было 12 горнов и 6 молотов, при них действовали цилиндрические деревянные меха. Ввиду дефицита («малоимения воды»), завод часто простаивал.

В первой половине XIX века заводы переживали застой и упадок, их оборудование не обновлялось, здания фабрик до 1860-х годов оставались деревянными. Доменные печи были однофурменные, менее производительные, чем печи на этом заводе в XVIII веке. Производительность была неустойчивой, в год выплавлялось 80-90 тысяч пудов чугуна (в 1806 году — 87 тысяч пудов, в 1823 году — 80 тысяч пудов, в 1827 году — 82 тысячи пудов, в 1832 году — 85 тысяч пудов, в 1846 году — 85 тысяч пудов, в 1851 году — 95 тысяч пудов, в 1859 году — 89 тысяч пудов), выделывалось железа 50-60 тысяч пудов (1806 год — 63 тысячи пудов, 1823 год — 68 тысяч пудов, 1837 год — 44 тысячи пудов, 1851 год — 93 тысячи пудов, 1859 год — 49 тысяч пудов). Железо «средней доброты» сплавлялось в Нижний Новгород, а также в Таганрог и Астрахань. Накануне падения крепостного права, по X ревизии (1858 год), при Верхнеавзянопетровском заводе состояло крепостных мастеровых и работных людей 2140 душ мужского пола, при Нижнеавзянопетровском — 777, всего 2917 душ мужского пола. Материальное положение крепостных было очень тяжелое, бедственное. Заработная плата в течение многих лет выдавалась железными изделиями, которые рабочие могли сбыть только за бесценок. 27 июня 1858 года оренбургский губернатор сообщал, что население Авзянопетровских заводов «весьма бедно».

В 1858 году заводы перешли к Н.Е. Тимашеву, в 1859 году их купил крупный предприниматель, грек по национальности Д.Е. Бенардаки, наживший большое состояние на подрядах и винном откупе, который сразу же приступил к их технической перестройке. В 1860-1861 годах на Верхнеавзянопетровском заводе были построены 4 пудлинговые печи, установлены паровые молоты и прокатный стан, паровая воздуходувная машина в 50 лошадиных сил, водяных колес осталось только 6. На Нижнеавзянопетровском заводе установлены две пудлинговые печи, обжимной паровой молот, прокатный стан с тремя парами валков, паровая машина в 60 лошадиных сил. Эти нововведения, «устраняя влияние маловодия», значительно увеличили производительность. В 1865 году начата постройка третьей домны и установлены станки для вытягивания проволоки всех сортов, способные производить ее ежегодно по 8 тысяч пудов. Благодаря этим нововведениям производительность заводов уже в 70-е годы возросла почти в два раза. Однако хаотичные постройки и непродуманные действия подорвали финансовое положение владельца.

Наследники Д.Е. Бенардаки были объявлены несостоятельными, в 1870-х годах заводы взяты в казенную опеку, но их техническая реконструкция продолжилась. В 1876-1877 годах на Нижнеавзянопетровском заводе установлены еще две пудлинговые печи, в 1890 и 1894 годах домны переведены на горячее дутье. Выплавка чугуна с 115 тысяч пудов в 1860 году возросла до 212 тысяч пудов в 1870 году, 348 тысяч пудов в 1880 году и 402 тысяч пудов в 1890 году. Изготовление железа — с 68 тысяч пудов в 1860 году до 189 тысяч пудов в 1870 году, 254 тысяч пудов в 1880 году и 345 тысяч пудов в 1890 году. В 1895 году на Верхнеавзянопетровском заводе было занято 1500 человек, на Нижнеавзянопетровском — 593 человека. В 1897 году Нижнеавзянопетровский завод сгорел.

Новый подъем производственной деятельности Авзянопетровских заводов связан с французским Урало-Волжским металлургическим, обществом, которое приобрело заводы в 1897 году. Верхнеавзянопетровский завод был подвергнут коренной реконструкции: железоделательное производство на нем было полностью прекращено, завод стал всецело специализироваться на выплавке чугуна. Вместо старых домен построены и пущены в 1898 и 1900 годах две крупных (высота 24 аршина) домны современного типа с закрытым колошником, охлаждением фурм и горна, мощными воздуходувными машинами, аппаратами Каупера, механическим подъемом, введено электрическое освещение. Основу энергетического хозяйства составляли паровые машины, из водяных колес оставлено только одно. Приступили к переходу на печное углежжение, было построено 37 углевыжигательных печей. Годовая выплавка чугуна в 1898 году составила 735 тысяч пудов (по другим данным 0,9 миллиона пудов). Чугун отправлялся водным путем в Царицын на металургический завод этого общества.

В 1900 году заводы перешли к Обществу Комаровских железорудных месторождений и Южно-Уральских горных заводов. Оно владело большими залежами бурого железняка, расположенными в 30 верстах к Северо-Западу от Авзянопетровских заводов, которые должны были стать их рудной базой. Но экономический кризис 1900-1903 годов и последующая длительная промышленная депрессия прервали развитие завода. Большая задолженность общества (в 1902 году — 2 миллиона рублей, в 1905 году — 2,5 миллиона рублей), падение цен на чугун, оторванность от железнодорожных путей (ближайшая железнодорожная станция — Белорецк, находилась в 90 верстах), заставили сократить производство, остановить одну из домен. Выплавлено чугуна: в 1901 году — 429 тысяч пудов, в 1902 году — 679 тысяч пудов, в 1903 году — 630 тысяч пудов, в 1904 году — 657 тысяч пудов, в 1905 году — 662 тысячи пудов, в 1906 году — 830 тысяч пудов, в 1907 году — 595 тысяч пудов, в 1908 году — 440 тысяч пудов. В эти годы на заводе было занято всего 100-175 рабочих. В 1908 году завод остановлен. Владельцы округа занялись эксплуатацией лесных дач, продажей руды и разработкой месторождений золота.

В период Первой мировой войны была предпринята попытка возобновить деятельность завода. 10 декабря 1916 года задута домна, однако время оказалось крайне неблагоприятным, и уже вскоре она была остановлена. В 1916 году акции Комаровского общества купил Сибирский торговый банк, в 1917 году они перешли к Азовско-Донскому банку.

После Октябрьской революции 1917 года завод не был национализирован, создано временное рабочее управление. В 1918 году завод некоторое время работал, но потом с развертыванием гражданской войны был окончательно закрыт. Демонтирован в 1925 году.

В настоящее время на месте Авзянопетровских заводов в Белорецком районе Республики Башкортостан находится поселок Верхний Авзян и село Нижний Авзян.

0

2

Восстание углежогов на Урале

В 1810 году Демидов продал Бисертский завод коллежскому асессору Зеленцову. Однако в 1833 году заводом снова овладел демидовский потомок - Алексей Петрович. В это время на рентабельности завода уже начала весьма сильно сказываться техническая отсталость предприятия. Чтобы поддержать заводы, а главным образом обеспечить себе средства для привычного широкого образа жизни, Демидов заложил в опекунском совете все свое горнозаводское имение, и получил заем в 500 тысяч рублей. Заводы попали в ведение 1810 год
опекунского управления.
http://bisert.net/uploads/posts/2009-02/1235082598_7.jpg

Сохранившиеся разрозненные данные о рождаемости и смертности среди жителей Бисертского поселка дают некоторое представление об условиях труда и быта работников завода.
Известно, например, что в 1868 году в Бисерти родилось 124 мужчины и 133 женщины. Умерли в этом году 101 мужнина и 93 женщины. В 1875 году родилось 240, а умерло 345 человек.
Характерно, что мужчин, которые преимущественно работали на заводе умирало намного больше, чем женщин. Особенно косила смерть детей и молодежь. В 1868 году умерло "молодых лет"
101, а в 1875 году 235 человек - около 2/3 всех умерших за эти годы.
В это время уральская металлургия начала ощущать конкуренцию технически более совершенной металлургией юга, которая находилась ближе к потребителю, работала на минеральном топливе и имела возможность вместо сплава и гужевого транспорта пользоваться железными дорогами. Крайне болезненно отразилась на работе всей уральской горнозаводской промышленности, а в частности и Бисертского завода, отмена крепостного права в 1861 году. Сразу же вслед за этим событием последовал такой отлив вырвавшихся из крепостной кабалы рабочих, что выработка обезлюдевшего Бисертского завода скатилась со 104 т.пудов в 1861 году до 45 тысяч в 1862 году и понадобилось больше трех лет, чтобы она вернулась к прежнему уровню. Ни заем, ни опека не помогли Демидову поставить завод "на ноги". В конце 1873 года их перекупил за 800 тысяч рублей петербуржец коллежский асессор Г.М.Пермикин. Хотя новому владельцу и разрешили растянуть выплату долгов на 37 лет, но сделка оказывается неудачной из-за недостатка оборотных средств и, будучи человеком, безукоризненно честным, Г.М.Пермикин распродает свое имущество для покрытия долгов. 1876 год, 21 октября - Указ дворянской опеки о взятии в опекунское  Управление Бисертского завода Г.Пермикина и о назначении опекуном графа М.М.Степбек. Завод не имел средств даже для расчета рабочих. 1878 год, 10 сентября -Повеление императора об отсрочке уплаты долгов по заводам Г.Пермикина в сумме 241.659 руб. 28 коп. 1879 год, 21 августа - Завод перешел в ведение опекунского управления и был вспомогательным для Ревдинского завода.
http://bisert.net/uploads/posts/2009-02/1235081233_88888.jpg

Система двойного хозяйствования давала заводчикам возможность драть со всех людей по две шкуры и как с заводских рабочих, занятых на производстве по 14-16 часов в сутки, и как с крестьян, обеспечивающих потребность завода в гужевом транспорте. В особо трудных условиях оказывались значительные группы рабочих, занятых выжиганием угля, для доменного производства. Это и послужило причиной крупных волнений, охвативших в 1841 году Ревдинских углежогов, которых поддер- жали также рабочие Сергинского и Бисертского заводов.
В Ревде имелись две доменные печи. Для их работы требовалось ежесуточно от 33 до 50 двадцати пятипудовых коробов древесного угля. Всю эту массу топлива заготовляли углежоги, которые
рубили лес топорами, подвозили его лошадьми, затем пережигали в куренных печах и вывозили готовый уголь на завод собствен-ными лошадьми.
Углежоги находились на той работе с ноября по апрель - 150 дней в году. На все это время они отрывались от семей и хозяйства, жили в лесных землянках в грязи и голоде.
Расчет с углежогами производился раз в год. Причем их труд так оплачивали, что забрав вперед провиант для прокорма при работе в лесу, углежог после расчета оставался подчас еще должен конторе. Да и могло ли быть иначе, если учесть, что заводчики и их подручные находили возможность сверх двух шкур рабочей и крестьянской - сдирать с подчиненных им людей еще и третью шкуру - потребительскую.
По данным "Пермских губернских ведомостей" четверть ржавой муки стоила в 1840 году 4 рубля, а годовой заработок рабочего составлял 5-7 рублей.
Волнения углежогов продлилось целую неделю - с 7 по 14 апреля 1841 года. Восставшие выделили из своей среды энергичных и способных вожаков: Дрягина, Щукина, Козырина и других. Они составляли и распространяли среди рабочих Ревдинского, Бисертского, Билимбаевского, Н-Сергинского и других заводов "подметные письма", в которых звали их на помощь восставшим.
Однако 14 числа в Ревду вступили две роты солдат, присланных властями по требованию заводчиков. Они жестоко расправились с восставшими рабочими. Восстание углежогов оставило глубокий след в памяти рабочих Бисертского завода, что отразилось во многих песнях и преданиях, которые до сих пор поют и расска-зывают здешние старожилы.
По мере того, как население прибывало, стали ограничивать крестьянское землепользование. Для этого земельные наделы отводились не каждому крестьянину в отдельности, а всему
обществу в целом. В этом случае увеличение населения сказы-валось лишь на уменьшении земельного надела, падающего на ревизскую душу. А заводчику только этого и нужно было, так как у малоземельного крестьянина не оставалось иного выхода, как искать приработка на заводе.
Обычно "сельское общество" выбирало на сходе уполномоченных, которые и определяли кому из сельских хозяев, где и сколько нарезать земли. В число уполномоченных попадали, как правило, наиболее зажиточные крестьяне, располагавшие материальными средствами, влиянием и сплоченностью для воздействия на сельский сход. Эти крестьяне использовали обычно свое поло-жение, чтобы отрезать себе лучшие земли. А так как землю отрезали сразу десятидворке, то вытеснение маломощных
хозяйств на худшие земли продолжалось и в дальнейшем. Это способствовало тому, что большая часть крестьян попадала в зависимость от заводов. А для того, чтобы крестьяне не рвались на вольные земли, земский начальник 6-го участка Красноуфимского уезда Пермской губернии предписывал Бисертскому волостному управлению:
"Объявить крестьянам на первом предстоящем сходе, о чем также вывесить объявление в волости на видном месте, что в Иркутской губернии и в Забайкальской области заработков для пришлого населения нет".Такая система землепользования сохранилась вплоть до реформы Столыпина, в 1910 году, последствием которой явилось, что разорение бедняцкой и середняцкой части сельского населения пошло усиленными темпами. Заводской промысел стал для них основным источником существования, а сельское хозяйство приобретало подсобный характер и все больше отступало на задний план.1810 год
http://bisert.net/uploads/posts/2009-02/1235081768_089.jpg

В условиях длительного застоя, в которые попали уральские завода, здесь появился избыток рабочей силы. Нередко случалось тогда, что заводские работы разбирали по жребию, или рабочих делили на две партии, которые работали по две недели в месяц попеременно. Получался своего рода замкнутый круг: лишившиеся постоянного заработка на заводе рабочие с еще большей силой цеплялись за небольшой клочок собственной земли, за огород, обеспечивавший его семью овощами, за сенокос, кормивший его корову и лошадь. А это, в свою очередь, приводило к тому, что рабочий соглашался на самые низкие заработки, лишь бы не уйти с завода, не потерять верной "гарантии" от голодной смерти - собственного подсобного хозяйства.
Избыток людей, привычных к заводской работе, способствовал тому, что в Бисерти получили значительное развитие кустарные промыслы, связанные с переработкой железа. Лошадей, работавших на извозе, надо было ковать, а возки ремонтировать. Необходимые для этого поделки поставляли кустари. Стараясь "для себя", они впрягали в работу всех членов семьи независимо от пола и возраста. Работая по 15-16 часов в сутки, им с трудом хватало себе на пропитание, но в жестокой конкуренции друг с другом поставляли металлические изделия по гораздо более дешевым ценам, чем их мог бы произвести завод в своих мастерских.1810 год

Особенное развитие получило в Бисерти кустарное производство гвоздей. По рекам Чигишан и Мельничной имелось более десятка гвоздарных мастерских, которые использовали силу воды на молотах. Мелкими "шпикарники" гвоздями Бисерть прославилась на весь Урал.
1862г прорвало плотину вымыло ниже нее глубокую яму, снесло 2 дома.

Первый храм в Бисертском поселении построен деревянный во имя Рождества Христова и освящен 1788г. В 1854г. был освящен новый храм, тоже деревянный, но одно престольный просторный, высокий в два света, но 1864г сгорел. Колокола растопились, а утварь и иконы спасли. В 1897г. построен каменный храм. Стоимость того храма обошлась в 31 107руб 84 коп. 1898 увеличен на один ярус иконостас, наложена на него резьба, вызолочен и покрашен синий его цвета в белый. 1899 сооружен благовестный колокол в 100пуд. 1908-09г перештукатурен снаружи и исправлена штукатурка внутри.

0

3

Кусинский завод, река Ай
Дата съемки: 1903 г.
Кусинский завод основан в 1778 году как чугуноплавильный и железоделательный. С XIX века известен производством художественных изделий из чугуна.
https://187011.selcdn.ru/thumbnails/photos/t/v/l/tvl52b306a556f77_1024.jpg

0

4

Кусинский завод
Дата съемки: 1903 г.
Серия почтовых карточек "Урал", №26. Всемирный почтовый союз. Россия. Открытое письмо. Фототипия Шерер, Набгольц и Ко., Москва. Кусинский завод основан в 1778 году как чугуноплавильный и железоделательный. С XIX века известен производством художественных изделий из чугуна.

https://187011.selcdn.ru/thumbnails/photos/x/q/v/xqv52b3074cd73c9_1024.jpg

0

5

Мастерские Кусинского чугунно-литейного завода
Дата съемки: 1903 г.
Серия почтовых карточек «Урал», №28. Всемирный почтовый союз. Россия. Открытое письмо. Фототипия Шерер, Набгольц и Ко., Москва. Кусинский завод основан в 1778 году как чугуноплавильный и железоделательный. С XIX века известен производством художественных изделий из чугуна.
https://187011.selcdn.ru/thumbnails/photos/k/c/w/kcw52b306d34bc05_1024.jpg

0

6

Казенный Ковалевский завод. Томильные печи. Склад угля
Дата съемки: 1903 г
https://187011.selcdn.ru/thumbnails/photos/n/e/l/nel52b3074ed4246_1024.jpg

0

7

Ковалевский завод. Дровяная «запань» (плотина)
Дата съемки: 1903 г.
Серия почтовых карточек «Урал», №41. Всемирный почтовый союз. Россия. Фототипия Шерер, Набгольц и Ко
https://187011.selcdn.ru/thumbnails/photos/9/2/v/92v52b306db3e86a_1024.jpg

0

8

\Заводская платформа, склад чугуна
Дата съемки: 1903 г.
Серия почтовых карточек «Урал», №46. Всемирный почтовый союз. Россия. Фототипия Шерер, Набгольц и Ко
https://187011.selcdn.ru/thumbnails/photos/i/e/m/iem52b306dd27068_1024.jpg

0

9

Заводская платформа. Рабочие в кошмах при плавлении чугуна
Дата съемки: 1903 г.
https://187011.selcdn.ru/thumbnails/photos/v/2/g/v2g52b306fe3b000_1024.jpg

0

10

Лысьвенский чугунолитейный завод. Вид на территорию завода и заводской поселок
Дата съемки: 1910 г
https://187011.selcdn.ru/thumbnails/photos/6/c/l/6cl52ed1ca159ae3_1024.jpg

0

11

Лысьвенский чугунолитейный и железоделательный завод
Дата съемки: 1910 г.

https://187011.selcdn.ru/thumbnails/photos/q/v/x/qvx53fdd3f4c010f_1024.jpg

0

12

Механический завод И.А. Милютина
Дата съемки: 1900-е
https://187011.selcdn.ru/thumbnails/photos/3/o/9/3o953fdbaf6a1a82_1024.jpg

0

13

Углевыжигательная печь Добрянского завода.
http://s1.uploads.ru/t/ORZ09.jpg

0

14

И.И. Звездин
Нижегородский статистический комитет, 1884
УГОЛЬНЫЙ ПРОМЫСЕЛ

в Мигалихе, Надеждине, Большом Сескине
и Рождественском Майдане Нижегородской губернии (извлечения)
Жжение углей - исключительно занятие мужеского пола; мальчики 13-14 лет принимают уже участие в этой работе: помогают развозить уголь по "шиповкам", смотрят за ямами и т. п. Лес для углей самостоятельными угольщиками покупается в большинстве случаев артелями в 3-4 человека. Большеартельныя покупки происходят очень редко, гораздо реже одиночных.
На угли употребляется преимущественно красный и смешанный лес - сосна, береза и осина. За десятину смешанного леса в прошлые два года платили от 100 до 150 р. Из 100 рублевой десятины выходит 50 сажень дров, из 150 рублевой до 80 саженъ. Определить количество материала потребное для годового производства одного рабочего, довольно трудно, так как оно всецело зависит от степени состоятельности угольщика, позволяющей ему произвести большую, или меньшую затрату на покупку леса. Состоятельный угольщик выжигает в год одну десятину, бедный-же только 0,25 десятины.
Покупка леса совершается обыкновенно в конце зимы; весною же купленный лес валится - сосна, осина - до соку, а береза - во время соку; тут с нее сдирают бересту, которую продают на дегтярные заводы. Сваленные весной деревья складываются в поленницы, или оставляются на месте, в лесу, до осени - начала промысловых работ.
После уборки хлебов, с Покрова, или середины октября, угольщики, захватив с собою топоры и пилы, котелки и мешки с хлебом и картофелем, отправляются в купленный участок, верст за 20-30, для рубки и пилки леса.
Каждое дерево режется на 3-х-аршинныя полена; сучки же и вообще вся мелочь складываются в особую кучу. Рубка деревьев продолжается обыкновенно до заговенья, т.е. до 14 ноября, после чего начинается уже собственно жжение углей.
Для жилья угольщики устраивают в лесу землянку, обыкновенные размеры которой 6-7 аршин в квадрате. Все убранство такой землянки, вмещающей 10-12 человек, состоит в устраиваемом посередине, или в углу нее, очаге, на котором приготовляется незатейливая пища угольщиков - картофель, похлебка и только иногда каша.
Хлебом угольщики запасаются дома на неделю. Спят рабочие в этой же землянке, на полу. Осенью, во время рубки леса, угольщики на праздники уходят домой - „попариться в бане, поесть бабьей стряпни" и вообще отдохнуть от нелегкой своей работы. Зимою же, когда горят ямы, они пользуются этим удовольствием только поочередно: одна половина идет домой, а другая остается в лесу, для наблюдения за ямами.

0