Первый кремний комом

На минувшей неделе наконец-то заработал завод по производству металлического кремния. Уникальное для Казахстана предприятие должно было стать гордостью отечественной экономики, но вместо этого чуть не сделалось всеобщим посмешищем. Впрочем, все хорошо, что хорошо кончается. Завод произвел первую плавку и выдал первую продукцию. Хотя, если говорить откровенно, и тут все едва не закончилось большим конфузом.

«Я ОЧЕНЬ РАД!»

Завод, принадлежащий компании «Silicium Kazakhstan», торжественно открыли два года назад – в декабре 2008-го. Руководство предприятия рассказывало о светлом будущем нового производства, не жалея ярких красок. Строительство обошлось в 166 миллионов долларов. Причем треть этих денег инвестировало государство – через фонд национального благосостояния «СамрукКазына» и Банк развития Казахстана. Президенту страны, который присутствовал на церемонии открытия, рассказывали о том, что завод будет производить металлический кремний, – продукт, очень востребованный в химической и металлургической промышленности. А главное, он является основой для производства высоких технологий. Кремний – это и фотоэлементы для солнечных батарей, и полупроводники для компьютеров, и многое, многое другое. Поэтому спрос на него постоянно растет, и продукция, которую только еще предстоит произвести, на корню скуплена предприятиями Японии, США, Германии и России. Выйдя на проектную мощность, завод даст региону 1250 рабочих мест и, при торговом обороте в 75 миллиардов тенге, 5,6 миллиарда тенге налогов.

СКОРО СКАЗКА СКАЗЫВАЕТСЯ?

Правда, главу государства сразу предупредили, что с момента открытия завода и до выпуска первой продукции пройдут недели. Надо подождать, пока печи прогреются до температуры в 1400-1700 градусов Цельсия. И только тогда в них начнут загружать жильный кварц из Улытауского района, который после специальной обработки превратится в металлический кремний.

А потом все встало. На настойчивые расспросы журналистов: мол, ну когда же мы увидим этот знаменитый продукт, генеральный директор ТОО «Silicium Kazakhstan» Александр Сутягинский неопределенно пожимал плечами, ссылаясь на «объективные трудности». Сначала, по его словам, у предприятия возникли проблемы с оформлением месторождения по добыче кварца. Потом экибастузские энергетики, с которыми был заключен десятилетний договор на поставку электроэнергии, вдруг разорвали контракт. Завод-то стоит, а им ждать с моря погоды не с руки. Вскоре руководство и вовсе начало избегать прессы. А о том, что происходит за высоким забором завода и происходит ли там вообще что-то, мы узнавали от немногочисленных охранников предприятия, которые периодически устраивали акции протеста, выступая против отсутствия зарплаты. И только на прошлой неделе Александр Сутягинский признался, что завод стоял два года из-за того, что производить продукцию было… просто невыгодно. Из-за финансового кризиса резко упал спрос, а главное, упали цены. Все расчеты на скорую окупаемость проекта оказались, мягко говоря, чересчур оптимистичными.

- Сегодня мы вынуждены запускать завод в новых условиях, – развел руками генеральный директор.

СИНИЦА ИЛИ ЖУРАВЛЬ?

Однако не все так плохо. Цены на металлический кремний вернулись на докризисный уровень – 2500 евро за тонну. Из планируемых в прошлом торговых партнеров остались только немцы, но зато они готовы купить все, что произведет наш завод в ближайшие 10 лет.

- Это так называемый длинный контракт, который станет гарантом стабильности нашей работы, – порадовал собравшихся Александр Сутягинский. – Ежегодно мы будем реализовывать продукции на 80 миллионов евро…

После столь оптимистичного заявления все приглашенные во главе с вице-министром индустрии и новых технологий Альбертом Рау пошли смотреть на первую плавку. В цехе, где еще недавно стояла мертвая тишина, все гремело и сверкало.

Немногочисленные рабочие бегали туда-сюда, будучи наконец-то заняты делом, толпа гостей с нетерпением ждала первой плавки. И вот этот момент настал. Из раскаленной печи выехал специальный ковш с расплавленной массой – металлическим кремнием. Его должны были перелить в специальную емкость. Вот ковш приподняли, наклонили, и… ничего не произошло. То ли от недостатка опыта, то ли еще почему, но кремний застыл сверху. Тогда рабочие с помощью специальных приспособлений попытались пробить схватившийся верхний слой – бесполезно. Вскоре мы стали свидетелями, как, опасно приблизившись, они долбили схватившуюся массу обыкновенным ломом, то и дело отбегая в сторону – попасть под раскаленную струю с температурой в полторы тысячи градусов – удовольствие, прямо скажем, никакое. Но затем и отбегать перестали, отчаянно пытаясь добраться до еще расплавленного кремния. И только когда уже все решили, что ничего не получится, после шестой или седьмой попытки в ковше что-то зашипело, заискрило, и сверкающий от жара ручеек наконец-то потек.

- Да, первый блин комом, но слава Богу, все обошлось, и люди не пострадали, – напряженно выдохнул кто-то из приглашенных на первую плавку специалистов. – Дальше будет легче…

Впрочем, с последним замечанием можно поспорить. Конечно, завод заработал, но, по сути, это только его первые, детские шаги. Да и металлический кремний, который научились выплавлять, по большому счету совсем не тот продукт, на который делают ставку инвесторы и правительство. Необходимо строить вторую очередь завода и налаживать выпуск поликристаллического кремния. Производить его куда сложнее, зато и стоит он дороже – 100-110 евро за килограмм. Ну а там придется осваивать и третью очередь – моно- и мультикристаллический кремний повышенной чистоты. Вот это уже всем товарам товар. Именно его жаждут производители всевозможного высокотехнологического оборудования. Цена за такой кремний может доходить и до 300 евро за килограмм, к тому же она стабильно растет. Спрос большой, а предложения мало. Кремний с чистотой в 99,99 процента, который, собственно, и используют при производстве полупроводников и фотоэлементов для солнечных батарей, выпускают всего около 10 компаний во всем мире. И число их почти не меняется. А все потому, что технология очистки металлургического кремния крайне сложна и очень дорого стоит. Стартовые инвестиции в производство могут превысить миллиард долларов, хотя потенциальный производителей пугает не это. Дело в том, что наука не стоит на месте, и поэтому достаточно велик риск того, что пока кто-то вкладывает огромные средства в производство, другой придумает более дешевый и эффективный способ очистки и подомнет под себя рынок. С другой стороны, этого может и не произойти, и тогда тот, кто все-таки рискнет, что называется, «сорвет банк», достаточно быстро отбив все вложения и начав получать внушительную прибыль. Именно на этом строила свои расчеты компания «Silicium Kazakhstan» до кризиса. Теперь же, учитывая два потерянных года, неизвестно, отважится ли она на такой риск или предпочтет синицу в руках, оставаясь обыкновенным предприятием, производящим обыкновенный металлический кремний.

nv.kz